ридинг-группа левочки


Программа курса левочек за 2020 год

Собственно, это та литература, по которой проходили встречи.

Источники, для чтения которых нужно знать английский язык, для удобства выделены курсивом.

Если вы желаете добавить отсутствующее описание к ресурсу или что-то исправить, внесите свой вклад.


Список тем

  1. Введение в левый феминизм
  2. Капитализм и патриархат
  3. Левый феминизм и политика идентичности
  4. Теория социального воспроизводства. Домашний труд
  5. Гендерное разделение труда
  6. Левый феминизм и колониализм
  7. Феминизм, марксизм, психоанализ
  8. Левый феминизм и критика семьи
  9. Радикальные проекты трансформации семьи
  10. Левый феминизм и репродуктивная справедливость
  11. Капитализм и гендерное насилие
  12. Капитализм и телесность
  13. Кооптация феминисткой повестки

1. Введение в левый феминизм

На первом занятии мы обсуждаем, что такое левый, марксистский, социалистический феминизм, в чём его отличие от других феминизмов, и почему он актуален сейчас.

Список литературы

  1. Феминизм для 99%. Тезис 2: Либеральный феминизм несостоятелен. Пора с ним покончить. Страница 21.

    Описание: Феминизм для 99% — это манифест, написанный социалистическими феминистками Чинцией Арруцца, Тити Бхаттачарьей и Нэнси Фрэйзер. Они предлагают к рассмотрению 11 тезисов, в которых доказывают, что единственный феминизм, который послужил бы интересам 99% женщин — это антикапиталистический, антирасистский и экологичный феминизм. Во втором тезисе, предложенном к рассмотрению, авторки критикуют и предлагают читатель_ницам отвергнуть либеральный феминизм, присвоенный капитализмом и неолиберальной идеологией.

    Вопросы к тексту: Какова риторика либерального феминизма? В чём заключаются его проблематичность?

  2. Валери Брайсон: Политическая теория феминизма. Страницы 115–151.

    Описание: пятая, шестая и седьмая главы книги Валери Брайсон полезны тем, что позволяют историзировать начало и развитие социалистического феминизма. Двигаясь от его зарождения в Америке и Британии, Брайсон описывает его развитие в Германии и заканчивает в СССР.

    Вопросы к тексту: Как зарождался социалистический феминизм в Британии, Америке, Германии, России? Каковы были его особенности? Почему марксистки противопоставляли себя буржуазным феминисткам? В чём различались взгляды феминисток-марксисток на освобождение женщины и на будущее семьи?

    Личности: Шарлотта Перкинс Гилман / Эмма Голдман / Мэри Инмэн / Август Бебель / Клара Цеткин / Александра Коллонтай

  3. Lise Vogel: Marxism and the Oppression of Women. Страницы 13–43.

    Описание: вторая и третья главы этой книги помогут нам лучше понять процесс развития теории социалистического феминизма, предложат к рассмотрению тезисы из текстов, которые привели к его зарождению, и дадут нам необходимую лексику из марксистского анализа, позволяющую рассуждать о женском труде — как в сфере производства, так и в сфере воспроизводства.

    Вопросы к тексту: Какие тексты положили начало дискуссии о феминизме с марксистской оптикой, чем они были важны? Какие основные дискуссии происходили среди сторонниц социалистического феминизма? Какие позиции оказались самыми влиятельными? О каких аспектах женского угнетения говорили Маркс и Энгельс? Почему их критики, а также ранней социалистической критики женского угнетения недостаточно для формирования теоретической базы социалистического феминизма?

    Термины: потребительная стоимость (use value) / меновая стоимость (exchange value) / прибавочная стоимость (surplus value) / резервная армия труда (reserve army of labour) / рабочая сила (labour power) / товар (commodity) / производительный труд (productive labour) / непроизводительный труд (unproductive labour) / диалектика / материализм

    Личности: Джулиет Митчелл / Маргарет Бенстон / Пегги Мортон / Мариароза далла Коста / Хайди Хартманн / Шуламит Файерстоун / Кейт Миллет / Шила Роуботам / Рената Бридентал / Айрис Янг

    Ресурсы: Энциклопедия марксизма на русском / Марксистский глоссарий на английском

  4. Susan Ferguson: Socialist Feminism in the Era of Trump and Weinstein.

    Описание: в этой статье Сьюзан Фергюсон отходит от рассмотрения истории или теории социалистического феминизма, фокусируясь на трёх обликах, в которых феминизм предстаёт в современном мире.

    Вопросы к тексту: Какими чертами обладает «феминизм бесстрашной девчонки» (fearless girl feminism)? Кто является главным субъектом такого феминизма? Какие основные черты свойственны для «феминизма союзниц» (allyship feminism)? Какую критику этого течения предлагает Фергюсон? Согласны ли вы с ней? Почему? Каковы основные характеристики «низового антикапиталистического феминизма» (anti-capitalism feminism from below)? Что такого, по мнению Фергюсон, предлагает это течение, чего не предлагают другие?


2. Капитализм и патриархат

На этом занятии мы обсуждаем взаимосвязь между классовой эксплуатацией при капитализме и угнетением женщин, а также рассматриваем основные позиции относительно этой взаимосвязи в левом феминизме: «теорию двух систем» и «теорию одной системы».

Список литературы

  1. Хайди Хартманн: Несчастливый брак марксизма с феминизмом. Страницы 4–59.

    Описание: эссе Хайди Хартманн, вызвавшее широкий отклик в феминистском сообществе, задаётся вопросом о связи между капитализмом и патриархатом, и о том, как возможно примирить друг с другом теории, анализирующие их: марксизм и феминизм. Критикуя марксизм за слепоту к гендерному угнетению, а радикальный феминизм за аисторичность и идеализм, Хартманн предлагает свою теорию двойных систем, призванную «осчастливить брак» двух движений, а также приводит исторический анализ взаимодействий капитализма и патриархата.

    Вопросы к тексту: В чём слабость марксистского подхода к угнетению женщин? В чём недостаток радикального феминизма? Что такое патриархат с материалистической точки зрения? Зачем капитализму нужны системы иерархий? Как капитализм и патриархат укрепляют друг друга, и в чём напряжение между ними? Как патриархат и капитализм изменились в XX веке? Какой должна быть политическая стратегия социалистических феминисток?

    Личности: Эли Зарецкий / Мариароза далла Коста / Джулиет Митчелл / Шуламит Файерстоун

    Термины: способ производства / система «пол/гендер» / патриархат / семейная зарплата (family wage)

  2. Iris Young: Beyond the Unhappy Marriage: A Critique of the Dual Systems Theory // Sargent L. (ed.) Women and Revolution. Страницы 43–70.

    Описание: в этом эссе Айрис Янг критикует предложенную Хайди Хартманн теорию двойных систем, которая нужна, чтобы «починить» несложившийся брак марксизма и феминизма. Сама Янг считает, что для политического прогресса социалистического и марксистского феминизма важны рассмотрение патриархата и капитализма в качестве одной системы и теоретическая интеграция феминизма и марксизма.

    Вопросы к тексту: В чём Янг видит главную проблему теории двойных систем? Почему категория разделения труда продуктивнее, чем категория класса? Какие явления, упускаемые теорией двойных систем, может описать теория гендерного разделения труда? Какие роли женщины играют в качестве резервной армии труда? Каковы практические преимущества теории гендерного разделения труда по сравнению с теорией двойных систем?

    Термины: разделение труда (division of labour) / класс (class) / модель разделённых сфер (model of separate spheres) / производственные отношения (relations of production) / резервная армия труда (reserve army of labour)

  3. Чинция Арруцца: Квир-союз между марксизмом и феминизмом? // Хартманн Х. Несчастливый брак марксизма с феминизмом. Страницы 60–74.

    Описание: последняя глава книги Чинции Арруццы о связях марксизма и феминизма посвящена анализу теории двойных систем Хартманн, последовавшей дискуссии и критике. Также Арруцца предлагает собственный взгляд на проблему взаимодействия разных систем угнетения.

    Вопросы к тексту: Какие существуют версии теории двойных систем? За что их критикуют? В чём перспективность интерсекционального подхода для обновления марксизма?

    Личности: Хайди Хартманн / Нэнси Фрейзер / Айрис Янг / Мишель Барретт / Джоанна Бреннер / Мария Рамас

  4. Сильвия Федеричи: Калибан и ведьма. Накопление труда и падение женщин. Страницы 74–141.

    Описание: в этой главе Федеричи показывает, что первоначальное накопление капитала было связано с порабощением женщин, великой европейской охотой на ведьм и установлением иерархий (гендерных, расовых и т. д.) внутри зарождающегося рабочего класса, и утверждает, вопреки Марксу, что формирование пролетариата не было эмансипационным процессом, но привнесло ещё больше разделения и угнетения по сравнению с эпохой феодализма.

    Вопросы к тексту: Как произошло разделение производства и воспроизводства? Какие последствия это имело для рабочих и для женщин? Какова была роль государственной социальной помощи рабочим в формировании капитализма? Как впервые возникла демографическая политика? С какими формами контроля над женщинами она связана? Как с развитием капитализма связан расизм?

Дополнительно

  1. Шуламит Файерстоун: Диалектика пола. Глава 1.

    Описание: отталкиваясь от исторического материализма Маркса и Энгельса, Шуламит Файерстоун предлагает углубить эту теорию и указывает на биологическое разделение мужчин и женщин как первое разделение труда, давшее рождение классовому обществу. Исходя из этого, она предлагает свой проект феминистской революции, преодолевающей не только классовое, но и половое угнетение.

  2. Juliet Mitchell: Psychoanalysis and Feminism. Conclusion: 6. The Cultural Revolution. Страницы 407–416.

    Описание: в заключительной главе своей работы «Психоанализ и феминизм» Джулиет Митчелл показывает связь между исторически меняющимися способами производства и тем, как в них выражаются универсальные бессознательные структуры патриархата. Противоречие между капиталистическими отношениями и эдипальной идеологией нуклеарной семьи открывает возможность для феминистской культурной революции.


3. Левый феминизм и политика идентичности

На этом занятии мы обсудим статус группы «женщины» в соотношении с другими группами (в частности, классами), и поговорим о том, как марксистский метод может использоваться для критики или, наоборот, для дополнения политики идентичности и интерсекциональной оптики.

Список литературы

  1. Джудит Батлер: Гендерное беспокойство. 1.1. «Женщины» как центральная тема феминизма; 1.4. Формирование теорий бинарности, унитарности и запредельного им. Страницы 297–305; 314–318.

    Описание: в этих разделах Батлер критикует идею о том, что в центре феминистской политики должна находиться цельная и стабильная категория «женщины», показывая, как это подрывает эмансипационный потенциал феминизма. Вместо этого она предлагает коалиционную политику, не предполагающую стабильной идентичности ни в качестве своей предпосылки, ни в качестве горизонта.

    Вопросы к тексту: В чём обманчивость репрезентационной политики? Как репрезентация связана с исключением? Почему невозможно говорить о женском поле/гендере как монолитной группе? Почему понятие патриархата проблематично? В чём опасность эссенциализации женского опыта? Какой должна быть антифундаменталистская коалиционная политика?

    Термины: репрезентация / эмансипация / «субъект до закона» / перформативность / гетеросексуальная матрица / генеалогия / эссенциализм / коалиционная политика

  2. Нэнси Фрейзер: От перераспределения к признанию? Дилеммы справедливости в «пост-социалистическую» эпоху.

    Описание: в этом эссе Нэнси Фрейзер обращает внимание читательниц на дилемму перераспределения-признания, отмечая, что сегодня борьба за признание стала основной формой политического конфликта. Тем не менее, эта борьба по прежнему происходит в мире, отмеченном усугубляющимся материальным неравенством — и это создаёт напряжение между требованиями перераспределения и требованиями признания. Для смягчения этой дилеммы в случаях, где вопросы перераспределения и признания должны подниматься одновременно, Фрейзер предлагает двойное решение.

    Вопросы к тексту: Почему между перераспределением и признанием может существовать напряжение? В каких условиях политики признания взаимно дополняют политики перераспределения? Какие типы политики идентичности лучше всего вписываются в парадигму борьбы за социальное равенство? Какие решения предлагает Фрейзер для преодоления дилеммы перераспределения-признания?

  3. Martha E. Gimenez: Women, Class, and Identity Politics.

    Описание: Хименес критикует недостаточную представленность классового анализа в теориях интерсекциональности и социальной репродукции, и призывает рассматривать класс не как ещё одну систему угнетения в ряду других, но как фундаментальную материальную структуру, лежащую глубже исторически изменчивых категорий гендера, расы, этничности и т. д. и определяющую то, как переживается угнетённость по этим категориям.

    Вопросы к тексту: Каковы последствия забвения классового анализа в политике США? За что критикуется интерсекциональность и теория социальной репродукции? В чём отличие между анализом капиталистических общественных формаций (capitalist social formations) и капиталистического способа производства (capitalist mode of production)? Как добиться классовой солидарности в ситуации, когда рабочий класс фрагментирован различными системами угнетения? Как нужно понимать отношения между классом и угнетёнными идентичностями?

  4. Ashley J. Bohrer: Intersectionality and Marxism: A Critical Historiography.

    Описание: Борер рассматривает историю марксистской и интерсекциональной теорий, их критику друг друга, а также их возможный синтез. Она отмечает за марксизмом тенденцию к классовому редукционизму, а за марксистским феминизмом — привычку ссылаться на «универсальный женский опыт». Интерсекциональность же критикуется за недостаток политэкономической критики и минимальный фокус на классовых отношениях. Для потенциального синтеза двух подходов Борер рассматривает современные системы угнетения в той форме, в которую их облекает капитализм.

    Вопросы к тексту: За что сторонники интерсекционального подхода критикуют теорию одной системы? В чём заключается критика «математической» интерсекциональности марксистскими теоретиками? Какую связь критика интерсекциональности усматривает между интерсекциональной теорией и политикой идентичности? Как можно примирить марксизм и интерсекциональную теорию?

Дополнительно

  1. Elizabeth Grosz: Sexual Difference and the Problem of Essentialism.

    Описание: в этой статье Гросс формулирует проблему эссенциализма в феминистской теории, показывает противостояние двух феминистских течений (феминизм равенства и феминизм различия) вокруг проблемы «женской сущности» и задаётся вопросом о том, на основании чего стоит оценивать феминистские концепты как достойные или недостойные, выступая в защиту прагматического использования таких проблематичных концептов, как эссенциализм.

  2. Джудит Батлер: Чисто культурное.

    Описание: Батлер вступает в полемику с левой критикой «политики идентичности», обвиняющей новые движения (феминистские, антирасистские, гей/лесбийские) в том, что они относятся к сфере «чисто культурного» и раскалывают солидарность левых. Сначала она показывает, что «чисто культурной» и раскалывающей движение является прежде всего сама эта критика, а затем обращается к работам Нэнси Фрейзер, демонстрируя неадекватность проведённого там различия между перераспределением и признанием и встроенность такой (на первый взгляд связанной только с признанием) проблемы как гомофобия в самое сердце политической экономии.

  3. Шанталь Муфф: Феминизм, гражданство и радикальная демократическая политика.

    Описание: Муфф анализирует и отвергает различные феминистские теории, пытающиеся переосмыслить политическое пространство таким образом, чтобы женщины могли быть в нём адекватно представлены, и на основании антиэссенциалистского представления о субъекте развивает собственную теорию радикальной демократии, согласно которой гражданство предполагает участие в антагонизмах, а объединение ради общих целей не требует опоры на заранее данную идентичность (такую как «женщины»).

  4. Asad Haider: Mistaken Identity. 6. Universality. Страницы 90–99.

    Описание: Асад Хайдер внимательно рассматривает свою идентичность как мусульманина и иммигранта, пытаясь определить моменты, в которых политика идентичности оказывается близорукой. В шестой главе он поднимает вопрос юридических прав, которые ограничивают деятельность представителей отдельных идентичностей легалистским дискурсом и утверждают их виктимный статус. Он предлагает курс на универсальность — акт мятежа, который не предполагает освобождения только для тех, кто разделяет одну идентичность, но для всех, и утверждает, что освобождение (emancipation) всегда должно быть освобождением себя (self-emancipation).


4. Теория социального воспроизводства. Домашний труд

На этом занятии мы обсудим теорию социального воспроизводства — феминистское дополнение к классическому марксизму, углубляющееся в сферу воспроизводства непосредственной жизни и рабочей силы и показывающее, что эта деятельность не менее важна для капитализма, чем производство.

Список литературы

  1. Титхи Бхаттачарья: Что такое теория социального воспроизводства?

    Описание: в этой обзорной статье Бхаттачарья показывает, как из классического марксизма развилась теория социального воспроизводства, согласно которой, производство жизни является частью того же процесса, что и производство товаров. Она демонстрирует, почему положение женщины нельзя рассматривать в отрыве как от сферы производства, так и от сферы воспроизводства, и призывает к объединённой борьбе против капитализма.

    Вопросы к тексту: Какие процессы включены в воспроизводство рабочей силы? Почему нельзя связывать положение женщины только с домашним репродуктивным трудом? Что такое «управленческий феминизм»? Как неолиберальная политика на рынке труда влияет на сферу воспроизводства? Что такое репродуктивная справедливость? Как репродуктивная политика связана с классовой борьбой? Какова задача революционных марксистов, опирающихся на теорию социального воспроизводства?

  2. Nancy Fraser: Crisis of Care? On the Social-Reproductive Contradictions of Contemporary Capitalism // Tithi Bhattacharya (ed.) Social Reproduction Theory: Remapping Class, Recentering Oppression. Страницы 21–37.

    Описание: в этом эссе Нэнси Фрейзер обращает внимание читательниц на то, что помимо экономического, политического и экологического кризиса, капитализм проходит через кризис социального воспроизводства, кризис заботы. Она отслеживает социальные противоречия капитализма и рассматривает исторические режимы (либеральный, государственно-регулируемый и финансиализированный), в которых существовал капитализм и социальное воспроизводство.

    Вопросы к тексту: Что указывает на то, что наше общество переживает кризис заботы? Каковы социальные противоречия капитализма? Какими были исторические сочетания форм производства и воспроизводства? Как они различаются между собой? Какие три критерия выделяет Фрейзер для того, чтобы описать отношения производства и воспроизводства внутри отдельного исторического контекста?

  3. Николь Кокс, Сильвия Федеричи: Контр-планирование из кухни.

    Описание: в этой брошюре Федеричи и Кокс ставят под сомнение заработную плату как критерий производительности труда. Они критикуют левое движение за недостаточную приверженность женскому вопросу и за намерение эмансипировать женщин через сферу производства. Они утверждают, что освобождение женщин — и освобождение всего рабочего класса — кроется не в установлении отношения зависимости от капитала, но в борьбе с наемным трудом как формой труда вообще.

    Вопросы к тексту: Какое решение женского вопроса предлагает левое движение? Почему Федеричи и Кокс считают такое решение недопустимым? В какой сфере авторки видят основной потенциал для женской революционной борьбы и почему? Как капитализм добивается порабощения женщин с помощью валоризации наёмного труда на производстве? На какие противоречия пыталось пролить свет движение Wages for Housework? Что такое «китайская модель»?

  4. Terri Nilliasca: Some Women’s Work: Domestic Work, Class, Race, Heteronormativity, and the Limits of Legal Reform. Страницы 377–399, 405–410.

    Описание: статья посвящена оплачиваемому домашнему труду в США. Ниллиаска показывает, как в этой сфере, где преимущественно заняты небелые женщины и мигрантки, воспроизводятся расизм, гетеропатриахат и колониализм, поддерживающие существующий неолиберальный порядок. Анализируя принятый в 2010 г. Билль о правах домашних работников, она задаётся вопросом, насколько подобное законодательство эффективно для по-настоящему трансформативной политики.

    Вопросы к тексту: Как законодательное регулирование сферы домашнего труда поддерживает идеологию превосходства белых? Какую роль разделение сфер публичного и приватного играет в поддержке расизма и гетеропатриархата в применении к оплачиваемому домашнему труду? Какие глобальные экономические эффекты создаёт занятость мигранток из стран Третьего мира в странах Первого мира в качестве домработниц и нянь? Какую роль в угнетении небелых домработниц сыграли белые феминистки? В чём проблематичность легалистского подхода к решению системных проблем?

Дополнительно

  1. Diemut Elisabet Bubeck: The Domestic Labour Debate.

    Описание: в этой главе рассматривается дискуссия о домашнем труде, начавшаяся в 1960-х в качестве попытки марксистских феминисток предоставить объяснение женскому угнетению в капиталистических обществах. Дискуссия о домашнем труде стала коллективной (и даже немного спорной) попыткой создать материалистический анализ женского неоплачиваемого труда. Она интересна тем, что показывает, как сложно разработать феминистский анализ внутри теоретической системы, рассчитанной на условных усредненных мужчин.

  2. Camille Barbagallo: Leaving Home: Slavery and the Politics of Reproduction.

    Описание: в этом эссе Барбагалло рассматривает историю репродуктивного труда во время становления капитализма, демонстрируя ключевую роль работорговли в складывании тех форм репродукции, которые существуют сейчас. Она исследует сложные отношения женщин рабочего класса, жён буржуа и темнокожих рабынь к домашнему труду и рождению детей, и показывает амбивалентность дома и семьи, которые, вопреки распространённому в белом феминизме «второй волны» представлению о них как о закрепощающих женщину институтах, могут для небелых женщин оказываться местами сопротивления капиталу, расизму и государству.


5. Гендерное разделение труда

На этом занятии мы обсудим роль разделения труда в угнетении женщин и особенности их участия. в производительном труде.

Список литературы

  1. Lila Leibowitz: In the Beginning… : The Origins of the Sexual Division of Labour and the Development of the First Human Societies // Stephanie Coontz, Peta Henderson (eds.) Women’s Work, Men’s Property. Страницы 51–79.

    Описание: статья Лейбовиц критикует биодетерминистские теории полового разделения труда и предлагает собственную, согласно которой, в ранних популяциях гоминид половое разделение труда отсутствовало, и ключевую роль в его возникновении сыграла растущая роль производства и обмена, как внутри групп, так и между ними. При этом авторка отмечает, что половой диморфизм не является принципиальной предпосылкой для полового разделения труда, но, наоборот, снижается по мере усложнения производства и установления межгрупповых связей через институализацию экзогамии.

    Вопросы к тексту: Какие модели репродуктивного поведения характерны для видов с выраженным половым диморфизмом? Какой поло-возрастной состав был свойственен для популяций ранних гоминид? Почему производство стало эволюционно выгодным? Как разделение труда связано с изобретением метательного оружия и огня? Как эти изобретения повлияли на мужчин, на женщин, на детей? Почему ключевым элементом в институализации полового разделения труда стала экзогамия, и с какой целью она была введена? Почему институализация гендера повлекла за собой снижение полового диморфизма?

  2. Рэйвин Коннелл: Гендер и власть: Общество, личность и гендерная политика. Глава 5. Основные структуры: труд, власть, катексис. Страницы 1–18.

    Описание: в этой главе Коннелл предлагает анализировать феномен гендера через понятия структуры и практики, и, вступая в критический диалог с предыдущими теоретикессами гендера и женского угнетения, создаёт модель, в которой гендер раскладывается на три связанные, однако обладающие некоторой автономией структуры: разделение труда, власть и катексис. В числе прочего, она показывает, что традиционное марксистское понятие разделения труда оказывается неадекватным реальности, и предлагает свои коррективы.

    Вопросы к тексту: Что такое структура? Как она соотносится с практикой? В чём недостатки представления о гендере как о монолитном явлении и преимущества его аналитического разделения на отдельные структуры? Какие явления охватываются структурами труда, власти и катексиса? За что Коннелл критикует марксистское понятие разделения труда? Какие два принципа характеризуют гендерные отношения труда при капитализме? Как эти отношения создают возможность для женской солидарности? Каким образом структура власти также связана со сферой производства?

  3. Evelyn Nakano Glenn: From Servitude to Service Work.

    Описание: в этом эссе Гленн рассматривает мало изученную область интерсекциональности и теории социального воспроизводства — расовое разделение труда, а также взаимозависимость и иерархии, которые оно создает между белыми и не-белыми женщинами. Авторка предлагает к рассмотрению свой исторический анализ женской работы на Юге, Юго-Западе и дальнем Западе Соединенных Штатов. Замечая, как менялась сфера воспроизводства, она исследует то, каким образом раса и гендер были сконструированы вокруг разделения труда.

    Вопросы к тексту: Почему оплачиваемым домашним трудом в чужих домах занимаются в основном не-белые женщины? Какие отношения складывались между работницами сферы социального воспроизводства и их нанимателями? Как менялись эти отношения в связи с появлением большего количества работы вне дома? Как интересы белых женщин вписываются в динамику угнетения не-белых работниц и работниц-мигранток? В чем заключается семейный символизм больничных иерархий? За что Гленн критикует аддитивную модель интерсекциональности? Как она описывает альтернативу этой модели? Что авторка имеет ввиду, когда говорит, что раса и гендер — относительные конструкты? Каким Гленн видит феминизм, учитывающий разницу в интересах разных женщин?

  4. Melissa W. Wright: Disposable Women and Other Myths of Global Capitalism. 2. Disposable Daughters and Factory Fathers. Страницы 23–45.

    Описание: в этой главе Мелисса Райт наблюдает за одной из фабрик в Китае, где используется низкооплачиваемый женский труд. В ней отслеживается миф «одноразовости» женщин-работниц в Китае, а также рассматриваются причины, по которым капитализму выгоден активный корпоративный оборот — постоянный найм новых сотрудниц и увольнение тех, кто отработал определенный срок по своему контракту. Авторка уделяет внимание культурному аспекту отношений иерархии и гендерной проблематике. Она тщательно исследует архетипичные образы китайской культуры для того, чтобы описать отношения между менеджерами фабрик и их работницами.

    Вопросы к тексту: Какие архетипичные образы использует китайский бизнес, чтобы привязать своих сотрудниц к себе? Как местная культура служит капиталистическому накоплению? Какую динамику можно наблюдать между силами гендерного различия и силами этнической и культурной схожести, существующих между менеджерами и работницами? Почему замена работниц может быть более выгодной чем их сохранение на протяжении более длительного времени? Что такое «корпоративный оборот» и «оборот труда»”? Почему половое разделение является ключевым для функционирования фабрик AOTW? Как с точки зрения менеджеров оцениваются женщины-работницы по сравнению с работниками-мужчинами?

    Термины: corporate turnover (корпоративный оборот) / labour turnover (оборот труда)

Дополнительно

  1. Heidi Hartman: Capitalism, Patriarchy and Job Segregation by Sex // Zillah R. Eisenstein (ed.) Capitalist Patriarchy and the Case for Socialist Feminism. Страницы 206–248.

    Описание: Хартманн детально исследует положение британских и американских женщин на рынке труда в ходе формирования капитализма и индустриальной революции, показывая, как уже существовавшее в докапиталистических обществах иерархическое половое разделение труда, целенаправленная деятельность мужских профсоюзов и тактика капиталистов по сегментированию рынка рабочей силы все вместе обеспечили подчинённое положение женщин в сфере производительного труда при капитализме. Она утверждает, что капитализм сформировался на базе патриархата, и что мужчины по доброй воле не откажутся от своих привилегий, связанных с половым разделением труда, а значит, для достижения равенства нужно бороться с самим гендерным различием.


6. Левый феминизм и колониализм

На этом занятии мы рассмотрим левофеминистскую перспективу на проблемы колониализма, а также поговорим о том, как тема расы и этничности может интегрироваться в освободительный марксистский проект.

Список литературы

  1. Peter Hudis: Racism and the Logic of Capitalism.

    Описание: В этой статье Питер Худис утверждает необходимость расовых иерархий для возникновения мировой торговли и в результате крупной индустрии капитализма, и указывает на рабство как на одну из ключевых экономических категорий капитала. Он пересматривает наследие революционера и теоретика расизма и колониализма Франца Фанона. Через гегельянскую оптику, используемую Фаноном, Худис описывает состояние колониального субъекта и сравнивает его с состоянием представителя рабочего класса в глобальной капиталистической системе. Он также указывает на очевидную разницу между колониальным субъектом и субъектом колонизирующей метрополии. Углубляясь в философские идеи Фанона, Худис рассматривает две стадии, через которые должен пройти колониальный субъект для собственной эмансипации, а также анализирует политические выкладки Фанона — его приверженность теории перманентной революции и движению панафриканизма.

    Вопросы к тексту: На каких аспектах критики капитала автор предлагает сосредоточиться современному движению и почему? Почему, по словам Карла Маркса, рабство — это одна из важнейших экономических категорий? Чем похож класс рабочих и «класс» колонизируемых, если основываться на теоретических выкладках Маркса и Фанона? Что, по мнению Фанона, отличает эти два класса друг от друга? Как Фанон интерпретирует гегелевскую диалектику господина и раба? Как Фанон предлагает разрешить проблему формирования индивидуального самосознания колонизируемого субъекта? Историческим опровержением какой из позиций Фанона послужила реакция французского рабочего класса на войну в Алжире? Вернулся ли Фанон позже к этой позиции и почему? Каковы были политические предпочтения Франца Фанона?

    Термины: производительность труда (productivity of labour) / манихейское мышление (Manichean thinking) / перманентная революция (permanent revolution)

  2. Анджела Дэвис: Женщины, раса, класс. Глава 1. Рабство и критерии новой женственности. Страницы 7–13.

    Описание: в этой главе Дэвис приводит обзор литературы, посвящённой устройству семьи и положению женщины у темнокожих рабов в США. Она показывает, как условия рабства, которые разрушительно действовали на семейную жизнь темнокожих и отказывали мужчинам в мужественности, а женщинам в женственности, видя и тех, и других как «скот», одновременно с этим стали предпосылкой для формирования в сопротивлении им нового типа женственности у рабынь и эгалитарной модели в семейной жизни. Дэвис критикует представления о матриархальном характере темнокожей семьи и слабости темнокожих мужчин-рабов, показывая, что проблемы в семейной жизни были связаны прежде всего с эксплуатацией и насилием со стороны белых хозяев, а также, что семья для рабов часто становилась убежищем и местом сопротивления угнетению.

    Вопросы к тексту: Как гендерные характеристики рабов и рабынь отличались от белых идеалов мужественности и женственности, и почему? С чем связано представление о матриархате в семьях рабов? Почему это представление неверно? Какова роль изнасилований в поддержании рабовладения? В чём заключалась проблематичность попыток белых женщин солидаризироваться с рабынями? Чем характеризуется «новая женственность» рабынь?

  3. Maria Lugones: The Coloniality of Gender.

    Описание: отталкиваясь от вопроса о том, почему небелые мужчины часто оказываются безразличны к проблемам небелых женщин, Лугонес пытается концептуализировать взаимоопределяющие отношения гендера, расы и сексуальности в европоцентристском колониальном капитализме. Теоретическим предшественником для нее становится теория колониальности власти Анибала Кихано, который понимает капиталистическую европоцентристскую власть как структурированную вдоль двух осей: колониальность власти и модерность. Лугонес критикует понимание Кихано гендера как системы контроля за сексом и репродуктивностью, утверждая, что некритичное сведение гендера к половому диморфизму и биологии размножения само по себе является инструментом колониальности. Ссылаясь на исследования интерсекс-людей, а также «гендерных» систем у доколониальных народов, она показывает, что бинарное и биологизаторское понимание гендера играет конститутивную роль в колониальном капитализме. На основе этого она формулирует свою теорию модерно-колониальной гендерной системы, в которой традиционные идеалы мужественности и женственности присваиваются белым представителям среднего класса, а угнетённые народы приобретают животный статус по ту сторону нормативного гендера.

    Вопросы к тексту: Что такое власть, согласно Кихано? Как колониальность проявляется на уровне производства знания? В чём проблематичность понимания гендера у Кихано? Почему «гендер» предшествует «половому диморфизму»? Как приведённые исследования истории йоруба и коренных американцев иллюстрируют колониальность гендера? Каким образом расовое угнетение коренных американцев было связано с приходом патриархата на смену гиноцентризму, и почему коренные мужчины становились пособниками колонизаторов? Как устроена колониально-модерная гендерная система и чем являются её «светлая» и «тёмная» стороны?

    Термины: колониальность власти (coloniality of power) / модерность (modernity) / европоцентризм (Eurocentrism) / anamales, anafemales / гинекратия (gynecracy) / бердаши (berdache) / гетеросексуализм (heterosexualism) / колониально-модерная гендерная система (colonial/modern gender system)

  4. Anne McClintock: Imperial Leather. Race, Gender, and Sexuality in the Colonial Contest. 1. The Lay of the Land. Genealogies of Imperialism. Страницы 21–75.

    Описание: в первой главе своей книги Imperial Leather Энн МакКлинток размышляет о дуальности гендерно-обозначенных (gendered) тел как о чем-то, что нужно собрать (как плоды или урожай) или завоевать, и колонизируемой земли — как о чем-то, обладающем врожденной женскостью. Она анализирует гендерные ассоциации, использовавшиеся завоевателями и первооткрывателями. Работая в психоаналитической парадигме, она определяет мужской страх и мужское желание в качестве движущей силы империализма. МакКлинток работает с изображениями и рассматривает то, каким образом они регулируют отношения — будь то карты мореплавателей или рекламные постеры. Она предлагает к рассмотрению колониальный символизм и отслеживает социальную конструкцию одомашненной нуклеарной семьи.

    Вопросы к тексту: Зачем к колонизируемым землям применялась феминизирующая символика? Каким образом происходил процесс расового обозначивания домашнего пространства и, соответственно, «одомашнивания» колонизируемых пространств? Что означает паноптикальное время (panoptical time) и анахронистическое пространство (anachronistic space)? Каким образом была установлена триангулярная связь между расовой, классовой и гендерной «дегенерацией»? В чем заключалась концепция Family of Man? Какие типы колониальной субверсии существовали в колониях и в чем заключались их недостатки? С какими психоаналитическими идеями взаимодействует МакКлинток и каким образом?

Дополнительно

  1. Мадина Тлостанова: Гендер — это колониалистское изобретение.

    Описание: в этом интервью Мадина Тлостанова рассказывает о том, что такое деколониальная опция. Она делится движениями и подходами, оказавшими влияние на деколониальную мысль, а также объясняет её связь и значение для феминизма (точнее — некоторых феминизмов). Тлостанова называет основной принцип модерности/колониальности — принцип мизантропического скептицизма — и объясняет, каким образом критерий расы, гендера и сексуальности служили основным инструментом таксономизации, согласно которой некоторые группы людей изымаются из модерности и категории человека. Этот принцип приводит нас к мысли Марии Лугонес, предложившей понятие колониальности гендера.

  2. Анджела Дэвис: Женщины, раса, класс. Глава 11. Изнасилование, расизм и миф о черном насильнике. Страницы 58–65.

    Описание: эта глава книги Дэвис посвящена исследованию изнасилования как сложного социального феномена, служащего поддержанию расового, классового и гендерного угнетения. Особое внимание здесь уделяется мифу о чёрном насильнике: Дэвис показывает, как этот миф, являющийся оборотной стороной мифа о сексуально доступной чёрной женщине, к которой концепция изнасилования не применима, возник после Гражданской войны в США в качестве основной рационализации линчевания как способа установить расовое господство белых в условиях отменённого рабства, и как глубоко он проник в американское общество, влияя в том числе и на белых феминисток и подрывая их солидарность с темнокожими женщинами.


7. Феминизм, марксизм, психоанализ

На этом занятии мы обсудим попытки связать экономический анализ марксизма с психоаналитическим вниманием к психосексуальности и поговорим о том, что психоанализ может предложить левофеминистскому движению.

Список литературы

  1. Гейл Рубин: Обмен женщинами. Заметки о «политической экономии» пола.

    Описание: в этом эссе Рубин предлагает собственную теорию, объясняющую угнетённое положение женщин, которая основана на работах Маркса, Фрейда и Леви-Стросса. Она говорит о существовании в каждом обществе системы «пол/гендер», преобразующей «сырой материал» половой жизни в самые разнообразные социокультурные формы. Работая с богатым этнографическим материалом, Рубин выделяет основные характеристики социально преобразованной сексуальности: оппозициональность полов, принудительная гетеросексуальность, табу на инцест. Для описания того, как структуры родства воспроизводятся на индивидуальном уровне, авторка обращается к психоанализу, который ясно показывает, что формирование женственности связано с подавлением и эротизацией страдания. Исходя из данных психоанализа и структурной антропологии, Рубин видит цель феминизма в переформатировании структур родства и избавлении от травматичных эффектов эдипова комплекса.

    Вопросы к тексту: Почему марксистской теории угнетения женщин недостаточно? В чём проблематичность понятий «способ воспроизводства» и «патриархат»? Какую роль в организации человеческих сообществ играет дар? Что такое обмен женщинами? В чём смысл полового разделения труда? Почему психоанализ — это «несостоявшаяся феминистская теория»? В чём заключаются представления о производстве различия полов у Фрейда и Лакана? Как связаны обмен и фаллос? Почему отказываться от психоанализа — «самоубийство» для феминизма? Какие выводы для феминистского движения можно сделать из Фрейда и Леви-Стросса? Что такое политическая экономия пола?

  2. Juliet Mitchell: Psychoanalysis and Feminism. Conclusion: The Holy Family and Femininity. Страницы 370–381; 401–416.

    Описание: в заключительной части своего труда о феминизме и психоанализе Митчелл излагает собственное видение природы патриархата. Опираясь на структурализм Леви-Стросса, она утверждает, что обмен женщинами и табу на инцест являются базовыми институциями, создающими человеческое общество — поэтому оно патриархатно по своей природе. Эдипов комплекс является выражением этой универсальной структуры на уровне индивидуальной психики: он выводит человека из естественного состояния и конструирует психосоциальное различие полов. Однако, согласно Митчелл, капиталистическое общество, в котором товарный обмен полностью вытесняет обмен женщинами, создаёт неразрешимое противоречие между структурой родства, идеологией и экономикой, которое может быть разрешено в ходе культурной революции, сопровождающей социалистическую и формирующей новые, непатриархатные структуры бессознательного.

    Вопросы к тексту: Почему биологическая семья не является элементарной ячейкой человеческого общества? В чём заключаются противоречия между капиталистической нуклеарной семьёй и эдиповым комплексом? Почему буржуазии потребовалось внедрить в рабочий класс идеологию нуклеарной семьи? В каких отношениях патриархат находится с историей человечества? Как связаны миф об убийстве первобытного отца и эдипов комплекс? Какие психические процессы приводят к формированию маскулинности и феминности? Почему ошибочны как биологические теории угнетения женщин, так и объясняющие его властью мужчин? Как соотносятся способ производства и идеология? Какой должна быть политическая борьба за свержение капитализма и патриархата?

    Термины: структура родства (kinship structure) / авункулат (avunculate) / эдипов комплекс (Oedipus complex) / фаллос (phallus) / символическая кастрация (symbolic castration)

  3. Luce Irigaray: This Sex Which Is Not One. Women on the Market; Commodities among Themselves. Страницы 170–197.

    Описание: в этих двух эссе Иригарей прочитывает положение женщины в обществе через Марксову теорию товарной формы. Тело женщины функционирует двояко: как непосредственная потребительная стоимость и как призрачная, спекулятивная меновая стоимость, существующая только в сравнении с другими меновыми стоимостями и являющаяся кристаллизацией мужского желания и отношений между мужчинами. Женщина оказывается расколота на бесформенное, бессловесное «естественное» тело, используемое для репродуктивного труда, и не принадлежащее ей «социальное» тело, являющееся предметом обмена между мужчинами. Тот факт, что женщины являются предметом обмена в отношениях мужчин, сказывается, однако, и на самих мужчинах: отсюда запрет на мужскую гомосексуальность. Анализируя же характер женской гомосексуальности, Иригарей задаётся вопросом о том, могут ли товары обмениваться между собой, подрывая таким образом экономику, основанную на мужском желании.

    Вопросы к тексту: Почему Иригарей называет общество «хомосексуальным» (hom(m)o-sexual)? Почему женщинам не принадлежит стоимость их тела? Что является универсальным эквивалентом в обмене женщин как товаров? Как экономика связана с мужским желанием? Какие три роли могут играть женщины в обществе, и чем они характеризуются? В каком отношении женщины находятся к символическому? Чем объясняется женская «фригидность»? Почему мужская гомосексуальность так табуирована? В каком положении находится женская гомосексуальность? Какой может быть альтернативная экономика избытка (economy of abundance)?

  4. Джейн Гэллоп: Ключи к Доре.

    Описание: В этом эссе Гэллоп рассуждает об известном клиническом тексте Фрейда, «случае Доры», 19-летней девушки с истерией. Авторка задаётся вопросом о позиции истерички: является ли она действительным воплощением женского бунта против патриархатного порядка, или её бунт неизбежно кооптируется и служит укреплению статуса кво? Углубляясь в детали фрейдовского текста, Гэллоп обнаруживает важность гувернантки как фигуры, внешней по отношению к семье (и происходящей из другого класса), и рассматривает сложные отношения Доры и Фрейда к ней. Фигура гувернантки оказывается ключом к решению проблемы аполитичности психоанализа, сводящего всё к семейной драме: оказывается, что с самого начала воображаемое пространство семьи оказывается разорвано внешними агентами символического, и поэтому следует строить теорию, равно учитывающую обе эти сферы.

    Вопросы к тексту: В чём заключаются позиции Элен Сиксу и Катрин Клеман по поводу роли истерички? Как «дилемма истерички» выглядит для Фрейда, а как — для феминистских авторок? С чем связано использование каламбуров и иноязычных фраз в тексте Фрейда? Как с фигурой гувернантки соотносит себя Дора, а как — Фрейд? В чём схожесть гувернантки и психоаналитика? Как развиваются поиски «реального совращения» в течение жизни Фрейда? Понимания чего в положении женщины не хватило Фрейду и Доре? Какое значение имеет любовь Доры к фрау К. и каким образом в ней реабилитируется сфера воображаемого?

    Термины: воображаемое / символическое / фаллическая мать

Дополнительно

  1. Нэнси Чодороу: Психодинамика семьи.

    Описание: в этом тексте Чодороу обращает внимание на ассиметричное развитие гетеросексуальности у мальчиков и девочек в контексте нуклеарной семьи. Чодороу утверждает, что сложность развития женской сексуальности заключается в том, что девочка не просто переносит привязанность на отца, как считалось прежде, но «включает» его в её отношения с матерью, таким образом колеблясь между своей первичной привязанностью к матери и привязанностью к отцу. Это приводит к тому, что женщины вступают в отношения, в которых мужчины не являются для них единственными и исключительными объектами привязанности. Противоречия женской сексуальности, о которых пишет Чодороу, способствуют укреплению семьи (так как из-за них женщины ориентированы не исключительно на интимные отношения между супругами, но на отношения с детьми) — от чего и зависит воспроизведение материнской заботы и роли материнства именно женщинами.

  2. Джулиет Митчелл: Женская сексуальность. Жак Лакан и école freudienne. Введение.

    Описание: во введении к хрестоматии текстов Лакана о женской сексуальности Митчелл рассматривает одно из ключевых напряжений между мейнстримной феминистской теорией и психоанализом, расположенное в вопросе о половом различии, и утверждает, что кастрационный комплекс Фрейда и символическая кастрация Лакана, которые понимают половое различие как результат психосексуальной истории субъекта, оказываются намного более полезными для феминистской теории, чем постулирование полового различия как изначально заданного — биологически или социально. Защищая психоанализ от упрёков в мизогинии и фаллоцентричности, она пишет, что психоанализ предлагает не нормативную модель женской психики, но наиболее глубокое описание того, как она конструируется при патриархате, и это описание критически важно для феминизма.

  3. Alenka Zupančič: What Is Sex? 3. Contradictions that Matter. Sex or Gender? Страницы 35–44.

    Описание: в этом разделе Зупанчич критикует ответвления феминизма, постулирующие особую женскую идентичность, отличную от мужской, но наделённую своим позитивным содержанием, и утверждает, что настоящей задачей феминизма всегда была артикуляция «несуществования» женщины и фундаментальной асимметрии полового различия. С её точки зрения половое различие оказывается Реальным, искажающим символический порядок общества и служащим основой для всех прочих различий, в том числе классового, и задача феминизма — не замазывать этот разрыв, но, наоборот, фокусироваться на нём.

  4. Алла Митрофанова, Александр Смулянский: Между психоанализом и феминистской эпистемологией.

    Описание: диалог феминистской философини Митрофановой и психоаналитика Смулянского отталкивается от случая Доры, представляя различные способы интерпретации фигуры истерички: исходя из бессознательного желания или из политического протеста. В поисках точек соприкосновения и напряжения между феминизмом и психоанализом говорящие затрагивают различные темы: желание и мотивация Фрейда, желание Доры, история психоанализа, перспективы феминистского движения, отношения знания и политики, различие гендера и сексуации и даже женские фэндом-сообщества. Диалог сопровождается комментариями нескольких феминистских и психоаналитических исследовательниц.


8. Левый феминизм и критика семьи

На этом занятии мы обсудим место нуклеарной семьи в воспроизводстве классовой эксплуатации и гендерного угнетения и рассмотрим её критику левыми авторками.

Список литературы

  1. Michele Barret, Mary McIntosh: The Anti-social Family. II. The Anti-Social Family (подглавки 1–3, 5–7). Страницы 43–60, 67–82.

    Описание: во второй главе книги The Anti-Social Family Баррет и Макинтош критикуют семью с разных позиций: от рассмотрения связи между либеральным индивидуализмом и валоризацией семьи – до критики неравенства сочетающихся браком партнеров (связанного с разной социальной оценкой труда по производству и воспроизводству), указания на то, что частная жизнь часто граничит с заточением, и утверждения, что сексуальная свобода внутри семьи практически невозможна. Авторки рассматривают как происходящее внутри семьи, так и социальную ситуацию извне, анализируя, как влияет на общество «золотой стандарт» нуклеарной семьи и что остаётся тем, кто не может или не хочет в него вписаться.

    Вопросы к тексту: Каким образом социальное и классовое положение передаётся по наследству? В чём заключается консервативная идея индивидуализма? Какую роль для этой концепции играет семья? Почему социалистки должны критично относиться к концепции фамилизма (familism)? Какие черты свойственны детям, выросшим в группах? В чём опасность приватности и отстраненности частной семейной жизни от социума? Каким правилам подчиняется разделение ресурсов внутри семьи (труда, материальных благ, и так далее)? Почему простое вовлечение всех женщин в производство не сможет решить проблему гендерного неравенства? Какова ситуация с асимметрией сексуального удовольствия внутри семьи? Каковы истоки «сексуальной асимметрии»? Как влияет валоризация семьи на группы, не состоящие в семьях?

  2. M. E. O’Brien: To Abolish the Family.

    Описание: М. Е. О’Брайен рассматривает исторический прогресс семейных отношений и доминантные формы семьи в разное время и при разном социальном строе (например, во времена Второго Интернационала, революции 1917 г. или действия законов Джима Кроу). Она очерчивает классические марксистские взгляды на семью и семейные отношения и рассматривает критику этих взглядов, предложенную социалистическими феминистками. О’Брайен предлагает проанализировать вклад движений, боровшихся против гендерного конформизма и устаревшей сексуальной политики — достижения радикального феминизма, освободительного движения геев и лесбиянок, а также движения чёрных женщин. Авторка объясняет провалы, и освещает границы, которые не удалось пересечь прошлым радикальным движениям, а также предлагает пофантазировать о форме сожительства, которая последует за современной формой семьи.

    Вопросы к тексту: Что означает «упразднить» (abolish) семью, какие значения могут быть у этого слова? Каким образом капиталистическая система подрывала основы семьи рабочего класса в разные эпохи капитализма? Как менялись взгляды коммунистов на упразднение семьи? В чем заключался кризис воспроизводства 1840–1880-х годов? Почему нужда в использовании насилия при капитализме меньше, чем при феодализме? Какими были взгляды Маркса и Энгельса на семью, и какая критика высказывалась социалистическими феминистками в их адрес? Каковым было утопическое видение Шарля Фурье любви и эротизма при социализме? Как поменялось видение социалистами семейной и гендерной повестки под влиянием новых исторических процессов (видимость гомосексуальности, распространение секс-работы, освобождение рабов в США)? Какие три движения сформировали новую семейную и гендерную повестку? Как они повлияли на наше виденье семьи и гендера? Что авторка понимает под словосочетанием «положительная замена» (positive supersession) семьи?

  3. Paul Blackledge: Frederick Engels, Social Reproduction, and the Problem of a Unitary Theory of Women’s Oppression.

    Описание: Блэкледж обращается к классической работе Фридриха Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», оказавшей огромное влияние как на марксизм, так и на феминизм, и производит её переоценку в свете современной феминистской борьбы. Критикуя интерпретацию Энгельса как теоретика «двойных систем», он показывает актуальность и значимость историко-материалистического подхода Энгельса к угнетению женщины как к элементу тотальности общества, несмотря на устаревшие и неполные данные, которыми тот оперировал. Автор демонстрирует и наиболее слабые места теории Энгельса, в частности, его идеалистическое представление о рабочей семье и неспособность помыслить её как необходимый продукт логики капитализма. Обращаясь к опыту стран социалистического блока, автор корректирует позицию Энгельса, оставаясь, однако, верным его методу.

    Вопросы к тексту: Почему обвинение Маркса в классовом редукционизме ошибочно? Как работает метод восхождения от абстрактного к конкретному? В чём Энгельс расходился с Бебелем? Какое развитие получила интерпретация Энгельса в духе «теории двойных систем» и в чём её слабости? Как Энгельс понимал связь между производством и воспроизводством? Как в общем виде происходило возникновение семьи, частной собственности и государства согласно Энгельсу? Какие фактические ошибки допустил Энгельс и в чём теоретическая сила его работы? Чем ценны его наблюдения по поводу разницы между буржуазной и рабочей семьями, и в чём их проблематичность? Как логика капитала создала нуклеарную семью? Какая интерпретация положения женщин в социалистических странах позволяет сохранить унитарную теорию женского угнетения?

  4. Shulamith Firestone: The Dialectic of Sex. 4. Down with Childhood. Страницы 91–104.

    Описание: во второй части главы, посвящённой детям, Файерстоун описывает современную ей реальность, скрывающуюся под мифом о детстве как о самой счастливой поре жизни. Проводя параллели между положением женщин и положением детей, она показывает, что приписываемые им черты (наивность, хрупкость, зависимость) работают на создание сегрегации и угнетения. Отделённые от «взрослого» мира, подчиняющиеся строгому планированию во всех областях жизни, дети страдают от экономической и физической зависимости, от сексуальной репрессии и от навязанного образования. По иронии, наиболее свободными оказываются дети из рабочего класса и небелые дети — однако они угнетены уже как представители своего класса или расы. Продемонстрировав безрадостность современного детства, Файерстоун призывает феминисток бороться за освобождение детей и за уничтожение сегрегирующего различия между ними и взрослыми.

    Вопросы к тексту: Какую роль в угнетении детей играет идея счастья? Почему неверно говорить, что современные дети во всяком случае живут лучше, чем дети рабочего класса в период индустриальной революции? В чём заключается сексуальная репрессивность детства? Как школьное образование цементирует угнетение детей? Каковы свидетельства и последствия того, что небелые дети и дети рабочего класса наиболее свободны? Почему они вырастают в наиболее угнетённых взрослых? Почему одни дети отвергают свою детскость и стремятся скорее вырасти, а другие пытаются извлечь наибольшую выгоду из мифа о ребёнке? Какие свойства характера воспитывает современное детство? Почему феминистки должны бороться и за освобождение детей?

Дополнительно

  1. Фридрих Энгельс: Положение рабочего класса в Англии. Большие города (часть первая)

    Описание: в этой короткой главе Энгельс рассуждает о жизни в «трущобах» большого города и о человеческой природе, которой рабочему классу пришлось пожертвовать, чтобы создать блага цивилизации. Он детально описывает уровень жизни бедняков и бездомных, а соответственно и состояние семей рабочего класса, которые сложно воспроизводить из-за всепоглощающей бедности английского пролетариата.

  2. Lise Vogel: Marxism and the Oppression of Women. 2. Marx and Engels. Страницы 43–96.

    Описание: в этой главе Фогель приводит полный и систематичный обзор взглядов Маркса и Энгельса на угнетение женщин, историю и судьбу семьи и социальное воспроизводство. Анализ начинается с ранних работ (таких как «Немецкая идеология» и «Положение рабочего класса в Англии»), затем фокусируется на «Капитале» и близких к нему текстах, и завершается подробным рассмотрением «Происхождения семьи, частной собственности и государства». По мнению Фогель, зрелые работы Маркса содержат фрагменты полноценной диалектико-материалистической теории положения женщины при капитализме, которые, однако, так и не были им достаточно развиты. Труд Энгельса же оказывается недостаточно верным марксистскому методу и подверженным эклектизму, включающему в себя элементы механистического материализма и утопического социализма; эти теоретические слабости, по мнению Фогель, имели далекоидущие последствия для социалистического движения.


9. Радикальные проекты трансформации семьи

На этом занятии мы обсудим, что левый феминизм может предложить на замену раскритикованной на прошлой встрече нуклеарной семье.

Список литературы

  1. Laura T. Kessler: Transgressive Caregiving. II. Transgressive Caregiving as Politics. Страницы 12–44.

    Описание: в этой главе Лаура Кесслер рассуждает об исторических практиках маргинализированных групп, подвергающихся дискриминации со стороны государства в области сексуальности, семьи и родительства. Она обращается к примерам чёрных матерей-одиночек, практикующих othermothering — присутствие в жизни их детей других субъектов заботы помимо «кровной» матери. Такие отношения (несмотря на то, что их появление спровоцировано дискриминацией со стороны государства, рынка и мужчин) обращают наше внимание на то, что забота о детях — не индивидуальный акт, а материнство не должно быть обязательно эксклюзивным и помещенным в контекст юридически-закрепленного брака. Во второй части главы Кесслер обращается к практикам лесбиянок и геев, чья идентичность обычно рассматривается вне семьи и семейных отношений. Именно это, по мнению Кесслер, делает их участие в семейных структурах подрывным актом. Факт «выбора» собственной семьи и формирования социального, а не биологического родства в случае однополых пар и индивидов представляет собой разрыв со стандартом семейных отношений.

    Вопросы к тексту: С какой дискриминацией сталкиваются чёрные женщины в области семьи и материнства? Что означала для чёрных женщин жизнь на пересечении анти-расистского и феминистского дискурсов? Каково отношение движение национального освобождения к анти-натализму, что навязывался чёрным женщинам государством? Почему чёрные женщины обращаются к материнству, как к революционной практике? Что такое othermothering? В чём заключается подрывной потенциал этой концепции? С какими видами дискриминации сталкиваются однополые пары в области семьи и родительства? Каким образом лесбиянки и геи хотят реконцептуализировать системы родства?

  2. Shelley M. Park: Is Queer Parenting Possible?

    Описание: в этом автобиографическом эссе Парк размышляет о природе и возможность квир-родительства на примере своей собственной семьи: мультиэтничной и мультирелигиозной, транснациональной, включающей гетеро- и гомосексуальные партнёрства, кровное и приёмное родство и т. д. Она указывает, что однополые родители и их дети — это вовсе не обязательно квир-родительство, и демонстрирует проблематичность концепта квир-родительства, поскольку, по мнению ряда авторов, родительство само по себе слишком нормативно для нестабильности квира. Тем не менее, она анализирует, как её семья отклоняется от норм репросексуальности и буржуазной семьи в организации своего родства, пространства и времени, и утверждает, что квир-родительство возможно — однако оно нуждается в широких экономических и социальных изменениях.

    Вопросы к тексту: Почему родительство и квир находятся в напряжении друг с другом? Что такое репросексуальность (reprosexuality)? Как квир-родительство влияет на домашнее пространство? Какие режимы времени выделяются в отношении нормативной буржуазной семьи? Какие практики сопротивления репродуктивному времени (reproductive time) существуют? Что такое семейное время (family time) и как возможно его квирить? Почему даже квир-родители не могут полностью выключить себя из поколенческого времени (generational time)? Что такое репродуктивный футуризм (reproductive futurism) и на каком основании Ли Эдельман критикует движение за право на однополый брак? Как связаны квир-родительство и столкновение с инаковостью? Почему основным условием возможности квир-родительства остаётся экономическая и социальная справедливость?

  3. K. D. Griffiths & J. J. Gleeson: Kinderkommunismus.

    Описание: в этом тексте Гриффит и Глисон предпринимают анализ места семьи в современном капитализме, противопоставляя его как представлениям либералов и консерваторов, так и представлениям большинства современных левых. В первой половине текста они рассматривают трансформации, произошедшие с семьёй в неолиберальной современности, стабилизирующую и консервативную роль, которую она выполняет, краткую историю гей- и квир-критики семьи и конкретное место семьи в социальном воспроизводстве капитализма. Вторая часть представляет спекулятивный проект системы обобществлённого воспитания и образования, которая должна заменить семью в коммунистическом обществе, положить конец связанным с ней проблемам и разрушить строгую бинарность гендера, отделив деторождение от воспитания.

    Вопросы к тексту: Почему современная семья всё больше похожа на рабочие семьи эпохи индустриализации или семьи «третьего мира»? Каким образом семья используется для укрепления неравенства и власти в ЮАР, КНР и Исламском государстве? Как эпидемия ВИЧ подорвала радикальный потенциал гей-движения? В чём квир-движение противопоставило себя гей-движению? Почему семья — это главный источник угнетения наиболее маргинализированных групп внутри ЛГБТ? В чём слабость квир-критики? Какие три уровня социального воспроизводства выделяются внутри семьи? В чём противоречие капиталистической семьи и как оно может использоваться для организации рабочего класса? Как устроено идеальное воспитание и образование в модели авторов? Как произойдёт разделение биологического и социального воспроизводства? Как авторы предлагают преодолевать трудности в имплементации своей системы?

  4. Sophie A. Lewis: Full Surrogacy Now. 6. Another Surrogacy Is Possible. Страницы 137–154.

    Описание: в этой главе из книги Full Surrogacy Now Льюис переосмысливает слоган одной из самых известных клиник суррогатного материнства в Индии под предводительством Наяны Пател — «[клиника] для сурматерей, управляемая сурматерями». Льюис задаётся вопросом о том, каким могло бы быть сурматеринство вне контексте капитализма и прибыли, и какие революционные перспективы открывает оно для нас в сфере переосмысления традиционных отношений родства. Она поднимает тему полиматеринства и субверсивных, нон-нормативных практик, к которым прибегали матери маргинализированных групп: чёрные матери-одиночки, матери-лесбиянки. Льюис подчеркивает революционный потенциал ложного различия между «беременностью» и «суррогатством», создаваемого капитализмом и рынком, и задаётся вопросом того, каким могло бы быть будущее, в котором мы отказались бы от биологического родства.

    Вопросы к тексту: Каким могло бы быть сурматеринство, если бы действительно существовало для сурматерей и управлялось сурматерями? Какие практики родства исторически применялись маргинализированными группами? В чём заключается разница между анти-нормативными и нон-нормативными (non-normative) практиками? Почему Льюис сравнивает квирность с суррогатством в контексте рабства? Что такое полиматеринство? Какие угрозы неолиберализм представляет «полиродительскому изобилию»? В чем разница между «беременностью» и «суррогатством»?

Дополнительно

  1. Sylvia Federici: Feminism and the Politics of the Common in an Era of Primitive Accumulation // Revolution at Point Zero: Housework, Reproduction, and Feminist Struggle. Страницы 163–174.

    Описание:

  2. Lucy Jen Huang: The Family and the Communes in People’s Republic of China: Retrospect and Prospect.

    Описание:

  3. Shulamith Firestone: The Dialectic of Sex. Conclusion: The Ultimate Revolution. Страницы 205–242.

    Описание: в последней главе Файерстоун формулирует проект общества после революции, в которой женщины и мужчины уничтожаются как классы, воспроизводство переносится на всё общество в целом и частично на машины, труд автоматизируется, быт обобществляется, стирается различие между взрослыми и детьми, а сексуальность приобретает свой изначальный, нерепрессированый полиморфный вид. Также она отвечает на возможную критику своего утопического видения.

  4. Evie Kendal: Utopian Literature and Bioethics: Exploring Reproductive Difference and Gender Equality.

    Описание: в этом эссе Кендал рассматривает, как феминистская утопическая литература может помогать осмыслить биологические различия полов и социальные, биологические и технологические способы их преодолеть или компенсировать. Она показывает, что эта литература выполняет философскую функцию, ставя спекулятивные вопросы и предлагая ответы на них, и таким образом меняя наше представление о деторождении, семье и поле. Кроме того, авторка предлагает использовать феминистскую утопическую литературу в современных дебатах о биоэтике, чтобы, опираясь на неё, стремиться к более этичному и справедливому разрешению проблем, связанных с репродукцией.


10. Левый феминизм и репродуктивная справедливость

На этом занятии мы обсудим подходы левого феминизма к репродуктивными правам и свободам женщин, а также обсудим концепцию репродуктивной справедливости.

Список литературы

  1. Криста Вихтерих: Сексуальные и репродуктивные права. Разделы 3–5. Страницы 23–36.

    Описание: в этом эссе Криста Вихтерих предлагает вниманию читательниц краткий обзор репродуктивных прав и способов их соблюдения или же нарушения государством с точки зрения биополитики и биовласти. Она обрисовывает различия репродуктивной политики в странах «глобального Запада» и «глобального Юга», отмечая, что в первых проводится пронаталистская политика, а во вторых используются принудительные стерилизации и насаживание небезопасной контрацепции. В следующей части Вихтерих описывает то, как репродуктивные технологии завоевали популярность и стали инструментами биовласти. Она рассказывает о разных взглядах на репродуктивные технологии и объясняет, почему некоторые феминистки находят развитие таких технологий пугающим. В последнем разделе авторка анализирует будущие перспективы и задается вопросом о том, все ли ещё эффективна правозащитная парадигма для борьбы с эксплуатацией женщин и неравенством.

    Вопросы к тексту: Что такое биополитика? Какие техники и стратегии управления населения относятся к биополитике? В чём заключается концепция «демографической бомбы»? Как селективные стратегии контроля за демографией приводят к стратификации деторождения? Каков альтернативный (анти-империалистский, феминистский) взгляд на проблему перенаселения/недостатка ресурсов? Каковы были основные пункты «нового консенсуса» в отношении репродуктивных прав человека? Что в странах «глобального Запада» дало толчок к пронаталистской, семейно-ориентированной политике? Каковы основные стратегии и тактики пронаталистской политики? В чём опасность концепции «тела как машины» и новых репродуктивных технологий? Актуальна ли правозащитная парадигма в сфере репродуктивных и сексуальных прав?

  2. Jeanne Flavin: Our Bodies, Our Crimes. Breeders: The Right to Procreate. Страницы 29–51.

    Описание: в этой главе Флавин анализирует историю и современность вмешательств американского государства и суда в право женщин на деторождение. Она показывает, как на рубеже XIX–XX вв. категория «слабоумия» начала использоваться для оправдания государственной политики по стерилизации женщин из низших классов и расовых меньшинств, призванной «оздоровить» общество и защитить его от вырождения и нищеты. Хотя движение против принудительной стерилизации в 1970-х добилось введения моратория на эту практику, суды до сих пор нередко прямо или косвенно принуждают женщин к стерилизации. Авторка приводит три основных рационализации, к которым прибегают судьи в таких ситуациях: воспитание ответственности, экономические соображения и забота о детях. Опираясь на понятие фундаментальных прав, авторка показывает несостоятельность и несправедливость этих аргументов, и защищает неотчуждаемое право каждого человека на репродукцию.

    Вопросы к тексту: Как понятие «слабоумия» стало ассоциироваться с наследственностью и какие политические последствия это имело? Почему в качестве метода «борьбы с вырождением» сегрегация уступила стерилизации? Каким образом программы стерилизации были расиализированы? Что ознаменовало перелом в общественном отношении к евгенике? Каким образом был введён мораторий на стерилизацию женщин до 21 года и умственно некомпетентных людей? В каких формах вмешательство суда в право на репродукцию продолжает существовать после введения моратория? Как право на репродукцию может быть выведено из фундаментальных конституционных прав? В чём несостоятельность аргумента о безответственности женщин, которых предлагается лишить права рожать? Почему аргумент об экономии государственных денег противоречив? Почему вопрос о том, у кого больше прав на репродукцию, неизбежно приводит к более широким и опасным последствиям?

  3. Andrea Smith: Beyond Pro-Choice Versus Pro-Life.

    Описание: в этой статье Смит утверждает, что парадигма «пролайф vs прочойс», используемая в качестве модели для осмысления репродуктивных прав, маргинализирует небелых и бедных женщин, женщин с инвалидностью и представительниц других маргинализированных групп. Согласно авторке, эта парадигма одновременно закрепляет и маскирует структуры капитализма и превосходства белых, которые определяют, какие репродуктивные решения женщины принимают. Хотя оба лагеря в этой парадигме на словах заботятся о проблемах небелых женщин, то, как они определяют предмет дискуссии, в конечном итоге приводит их к, в сущности, расистским и сексистским позициям и к отсутствию какой-либо поддержки жизней и реальных выборов небелых женщин. В противоположность этому небелым активисткам следует заниматься разработкой альтернативных парадигм репродуктивной справедливости, которые бы фокусировались на критике капитализма и криминализации, а не просто развивали программы пролайф- или прочойс-движения.

    Вопросы к тексту: В чём главная ошибка пролайф-позиции? Какова связь между рабством и тюремной системой США? Как аргумент Анджелы Дэвис против тюремной системы применим к вопросу об абортах? Почему увеличение криминализации домашнего насилия не решает проблему? В чём проблематичность перехода от «права» к «выбору» в позиции, защищающей аборт? Почему фокус прочойс-позиции исключительно на праве сделать аборт маргинализирует и без того маргинализированные группы женщин? Как прочойс-позиция входит в конфликт с проблематикой инвалидности? Как прочойс-политика продвижения различных контрацептивов связана с «контролем популяции»? Почему некритичное настаивание на прочойс-позиции затрудняет эффективное сотрудничество в поле репродуктивной справедливости? В чём фундаментальные сходства пролайф- и прочойс-позиций? Почему повестка репродуктивной справедливости кооптируется прочойс-мейнстримом, и что с этим делать?

  4. Asha Nadkarni: Eugenic Feminism: Reproductive Nationalism in the United States and India. Transnational Surrogacy and the Neoliberal Mother India.

    Описание: в заключении своей книги Аша Надкарни рассматривает документальный фильм Google Baby о коммерческом репродуктивном труде, и освещает проблематичность современных технологий, которые перемещают проблемы репродукции в сферу влияния рынка и рыночных отношений. Она исследует то, как для некоторых исследовательниц феномен суррогатного материнства приобрел феминистский окрас — оно, согласно словам владелицы крупнейшей клиники суррогатного материнства в Индии, позволяет женщинам трансформировать свою жизнь. Надкарни оспаривает это утверждение, замечая, что суррогатное материнство — это не просто не феминистский феномен, но новая форма евгеники (новая, потому что её характеристика больше не железная рука государства, но индивидуализм и личный выбор). Язык эмпауэрмента, что используют те, кому выгодно суррогатное материнство, скрывает причины, по которым женщины третьего мира оказались в сложном социо-экономическом положении в первую очередь. Более того, риски, связанные с репродуктивным трудом, скрываются или преуменьшаются.

    Вопросы к тексту: Почему между суррогатным материнством и прогрессивной повесткой вокруг прав ЛГБТ+ людей (например, право гомосексуальных мужчин на семью и детей) существует определенное напряжение? Почему некоторые исследовательницы воспринимают суррогатное материнство как феминистский феномен? Как Надкарни характеризует «новую евгенику»? Каково отношение между суррогатным материнством и либеральным феминизмом? Что скрывает подмена понятий, в которой «труд» начинает называться «жизненной энергией», и чем это опасно? Каким образом оплата за труд, совершаемый суррогатными матерями, помогает сконструировать именно мужской национальный субъект в Индии? Как менялся репродуктивный труд женщин в Индии с глобализацией индийской экономики?

Дополнительно

  1. Jennifer Nelson: Women of Color and the Reproductive Rights Movement. “An act of valor for a woman need not take place inside of her”: Black Women, Feminism, and Reproductive Rights. Страницы 55–83.

    Описание:

  2. Claire McKinney: Selective Abortion as Moral Failure? Revaluation of the Feminist Case for Reproductive Rights in a Disability Context.

    Описание:

  3. You’re Wrong About: “The Prom Mom” (подкаст).

    Описание:

  4. Shonalika: Abortion and Philosophy Tube. Is the discussion over? (YouTube)

    Описание:


11. Капитализм и гендерное насилие

На этой встрече мы поговорим о том, как капитализм использует гендерное насилие для своего воспроизводства, и о том, какие подходы к этой проблематике существуют в левофеминистской теории.

Список литературы

  1. Титхи Бхаттачарья: Гендерное насилие в эпоху неолиберализма.

    Описание: в этой обзорной статье Бхаттачарья утверждает, что рост насилия по отношению к женщинам связан с кризисом социального воспроизводства и неолиберальной перестройкой экономики. Обращаясь к теории социального воспроизводства, она показывает, как экономические условия и политика международных организаций разрушают возможности рабочих воспроизводить себя, и как растущая ответственность за воспроизводство в условиях приватизации социального обеспечения ложится на плечи женщин — которые, чаще всего сами также занятые в производстве, физически не способны обеспечить достаточный уровень заботы в семье, и поэтому становятся мишенью насилия со стороны своих мужей. Кроме того, феминизация труда приводит к тому, что и на рабочем месте женщины подвергаются насилию и дополнительной эксплуатации, которая копирует их эксплуатацию как домохозяек. Авторка также показывает, как традиционные идеи и патриархатная маскулинность мобилизируются для угнетения женщин перед лицом фактической тенденции к эгалитарности в семье. Она призывает к комплексному анализу социо-экономической реальности и к сопротивлению на всех возможных фронтах.

    Вопросы к тексту: Почему перспектива теории социального воспроизводства важна для понимания гендерного насилия? Какие три способа социального воспроизводства существуют и какова их взаимная динамика при неолиберализме? Почему идеи «отчуждения сексуальности» недостаточно? В чём противоречие роли дома и семьи при капитализме? Какова роль экономических кризисов и международных организаций в разрушении социального обеспечения? Почему капиталу это выгодно? Что такое зоны экспортной переработки и в чём заключается их гротескное сходство с домом при капитализме? Как изобретение традиции помогает раскалывать рабочий класс по гендерной линии? Как «убийства чести» связаны с неолиберализмом? Как неолиберализм использует кризис традиционной мужской идентичности, и почему эта идентичность имеет классовый характер?

  2. Sheila McGregor: Rape, Pornography and Capitalism.

    Описание: в своём достаточно спорном тексте Шила Макгрегор спорит с теориями радикальных феминисток об истоке мужской власти. Она приводит в пример сообщества охотников-собирателей, чтобы опровергнуть аргумент о существовании постоянной и неизменной агрессии, свойственной мужской природе. Отвергая аргумент радикального феминизма как аисторический, она определяет место сексуальности в истории классового общества и отслеживает развитие и перемены в сексуальных отношениях между женщинами и мужчинами — от истоков капитализма до сексуальной революции 60-х годов. Макгрегор пытается выделить причины разных типов изнасилований: изнасилования на свидании, в браке и изнасилования незнакомцем. Отчуждение и превращение секса в товар она выделяет в качестве основных причин индивидуализированного насилия в сторону женщин. Макгрегор также касается вопросов порнографии, споря с аргументом радикальных феминисток о том, что «если порно — это теория, то изнасилование — это практика». Для неё порнография — это зеркало, пародия на современную сексуальную жизнь, в которой понимание секса в качестве товара препятствует построению близких и доверительных отношений между мужчинами и женщинами.

    Вопросы к тексту: Каково радикально-феминистское объяснение феномена сексуализированного насилия? Как можно опровергнуть идею о том, что мужское насилие существовало всегда и свойственно для человеческой природы? Как исторически менялись условия, в которые была поставлена женская сексуальность, с момента возникновения капитализма? Какие факторы способствовали превращению секса в объект? Какую роль играет отчуждение в формировании отношения мужчин к женщинам, женщин к мужчинам и отношения обоих к сексу? Какие типы сексуализированного насилия выделяет Макгрегор, что им свойственно? Как она объясняет возникновение каждого? В чем расходится анализ порнографии Макгрегор с анализом радикальных феминисток? Действительно ли радикальные феминистки ошибаются, интерпретируя насилие против женщин как доказательство того, что мужчины обладают властью над женщинами?

  3. Julia Schwendinger & Herman Schwendinger: Rape, Sexual Inequality, and Levels of Violence. Chapters II, III, IV, Conclusion. Страницы 366–404.

    Описание: в этой работе авторы анализируют связи между способом производства, половым неравенством и сексуальным насилием в человеческих обществах. Сравнивая социальное устройство четырёх африканских племён, они показывают, что половое неравенство и сексуальное насилие практически или полностью отсутствует в обществах, в которых отсутствует классовое разделение и товарный обмен, растёт с увеличением разделения труда и воинственности, и достигает пика в полноценном классовом обществе. Они также приводят примеры того, как европейские колонизаторы навязывали коренным народам практики насилия, до этого в этих обществах не принятые. Используя марксистский концепт фетишизма, авторы показывают, что связь мужчин с насилием при капитализме является не их сущностью, а продуктом общественных отношений. Опираясь на статистику в США, они утверждают, что изнасилование является прежде всего продуктом классовых отношений, и что феминистские подходы, приписывающие склонность насиловать мужской природе, непродуктивны: взамен следует обратиться к социо-экономическому анализу и борьбе за улучшение материальных условий.

    Вопросы к тексту: С какими затруднениями сталкиваются эволюционные и функционалистские теории, объясняющие развитие полового неравенства? Как связаны способ производства и уровень насилия? С чем связывается появление полового неравенства в до этого эгалитарных обществах? Как это связано с колонизацией? Каким образом включение в капиталистическую экономику оказывает эффекты, схожие с колонизацией, даже без прямого принуждения? Каким образом при капитализме насилие становится прерогативой мужчин? Что такое сексуальный фетишизм насилия? Чем мотивирован мужской шовинизм в рабочем классе и люмпенпролетариате? В чём проблематичность феминистской борьбы 1970-х против изнасилований?

  4. Instead of Prisons. New Responses to Crimes with Victims. Empowering the Victims of Rape & New Responses to the Sexually Violent. Все разделы до Treatment Program for Sex Offenders включительно.

    Описание: Instead of Prisons, книга, написанная тюремными аболиционистами, предлагает новый взгляд на проблематику тюремного заключения. Первая часть восьмой главы книги фокусируется на мифах об изнасилованиях, насильниках и их жертвах. Здесь опровергается позиционирование изнасилования как «естественного импульсивного акта», а также анализируется проблематика виктимблейминга и приводится статистика, объясняющая, что из себя представляет «среднестатистический» насильник. В тексте рассматриваются примеры поражений системы криминального права в сфере изнасилований и других насильственных преступлений против женщин: к примеру, негативное и травмирующее отношение правоохранительных органов к жертвам насилия. Также авторы пишут о некоторых реформах криминальной системы, которые всё же считают недостаточными. В тексте описываются основные стратегии кризисных центров по предотвращению изнасилований и помощи жертве. В конце авторы уделяют внимание группам, фокусирующихся на насильниках и их реабилитации — эти группы представляют собой альтернативу тюремному заключению, воспроизводящему цикл насилия.

    Вопросы к тексту: Что собой представляют основные мифы об изнасилованиях? Каков портрет «среднестатистического» насильника? Каковы основные проблемы криминальной системы, участвующей в восстановлении правосудия после совершенного насилия? Какие существуют формы компенсации по факту выигрыша судебного процесса? Как повторяется цикл насилия в случае заключения преступника в тюрьму? Какие программы приведены в пример как альтернатива тюремному заключению насильников?

Дополнительно

  1. Incite! and Critical Resistance: Statement on Gender Violence And the Prison-Industrial Complex.

    Описание:

  2. Тереза де Лауретис: Риторика насилия. Ген(д)ерированное насилие. Страницы 351–358.

    Описание:

  3. Laura Mandell: Misogynous Economies. 2. Capitalism and Rape.

    Описание:


12. Капитализм и телесность

На этой встрече мы обсудим несколько смежных тем, касающихся того, как наши тела существуют при капитализме — в частности, восприятие тела как управляемой машины, секс-работу, трансгендерность и инвалидность.

Список литературы

  1. Сильвия Федеричи: Великий Калибан. Борьба против мятежного тела.

    Описание: в этой главе Сильвия Федеричи рассуждает о том, как в ходе истории менялось наше отношение к телу. Она ассоциирует понимание тела как местности, на которой происходит борьба добрых и злых сил (тела и разума), с процессом социального реформирования, с помощью которого буржуазия пыталась дисциплинировать рабочий класс. Федеричи утверждает, что дисциплинированный рабочий, «гордый иметь надсмотрщика» — это не естественный тип рабочего, но результат карательных мер, используемых буржуазией, и её попыток радикально изменить личность человека. Она также отслеживает истоки взгляда на тело как на машину или на фабрику, отмечая, что в механистическом понимании тела можно увидеть буржуазный дух, стремящийся подчинить тела и сделать их полезными. Федеричи утверждает, что за такой переменой в символическом обозначении тел стоит государственная кампания, уничтожающая анимистическое понимание природы, в котором нет места разделению материального и духовного. Магические верования и практики, свойственные такой концепции природы, также безжалостно искоренялись буржуазией.

    Вопросы к тексту: В ходе каких исторических процессов произошла перемена в символическом, отметившая начало обозначения тела как местности, где происходит борьба между Разумом и Телом? Какие меры применялись против крестьян для того, чтобы дисциплинировать их рабочую силу? Кто из философов занимался проблематикой тела, каковы их взгляды на эту проблематику? Что именно, согласно Федеричи, способствует интернализации человеком механизмов власти и буржуазной субъективности? Почему картезианская модель выстояла, а модель Гоббса была раскритикована общественностью? Что знаменует рождение личности в капиталистическом обществе, каковы характеристики этой личности? Какие новые практики появляются в связи с принижением телесности и подчинением её Разуму?

  2. Martha Rusell: Capitalism & Disability. Section I. The Political Economy of Disability. Chapters 1–3. Страницы 26–53.

    Описание: в главах, посвященных теоретическому соединению концепций капитализма и инвалидности, Марта Рассел определяет инвалидность как сконструированную категорию, исключающую определенную группу людей из производственных отношений и создающую для них условия системной принудительной безработицы (systemic compulsory unemployment). Рассел анализирует статистику, согласно которой процент трудоустроенных людей с инвалидностью средней тяжести и с тяжелой инвалидностью достаточно низок, уровень зарплат занижен, а развитие инвалидности в процессе жизни часто связано с последующим увольнением. Во второй главе Рассел рассматривает марксистскую концепцию «резервной армии труда» и то, как она может применяться к людям с инвалидностью. Авторка анализирует связь инфляции и роста зарплат с тем, сколько людей находятся в активной резервной армии труда. В последней главе Рассел рассматривает проблему аутсорсинга работы заграницу, что способствует её удешевлению. Вместо того, чтобы обеспечить работой нетрудоустроенных американок (с инвалидностью и без), бизнес ищет способы урезать доход, нанимая работниц из стран, где труд стоит дешевле.

    Вопросы к тексту: Каким образом капиталисты увиливают от ответственности за нетрудоустройство людей с инвалидностью (нестандартных работниц)? В чем проблема подхода «равных условий» (equal opportunity approach)? Как марксистский подход к проблеме дискриминации людей с инвалидностью отличается от либерального? Каким образом резервная армия труда помогает регулировать рост/падение зарплат и отношения власти между работодателями и работницами? В чём проблема аутсорсинга работы за границу?

  3. Поль Б. Пресьядо: Фармако-порнографическая политика: о новой гендерной экологии.

    Описание: в этом тексте Пресьядо утверждает, что, начиная с середины XX в. на смену фордистскому индустриальному капитализму и соответствующей ему дисциплинарной биополитике приходит новая форма капитализма, которую он называет «фармако-порнографическим био-капитализмом». Автор приводит хронику изобретений и нововведений в области медицины, биотехнологии, фармакологии, информатики и порнографии, показывая, как современная политэкономия от производства вещей переходит к производству тел, желаний и субъектностей. Важным оказывается понятие «мягких технологий»: теперь способы контроля не ограничивают тела снаружи, но вводятся внутрь, населяют их, совпадают с ними. Гендер также является такой сетью технологий, производящих и воспроизводящих соответствующую субъектность, не существующую вне общественных и технологических взаимодействий. Однако наше тело является не только пассивным продуктом и потребителем — Пресьядо приводит движения BIID, crip и трансгендерных людей в качестве примеров своеобразных хакеров, взламывающих и деинсталлирующих нормативный код технологий тела.

    Вопросы к тексту: Чем в целом характеризуется современная фармако-порнографическая мутация капитализма? Какова роль технонауки в современности? Что является продуктом фармако-порнографического капитализма? Как Фуко описывает дисциплинарный режим власти, и что меняется, когда ему на смену приходит новый режим? В каких отношениях находятся тело и технологии? Почему понятие гендера — продукт не феминизма, а капитализма? Что такое гендер с точки зрения Пресьядо? Как работает программирование гендера? Какие существуют примеры «деинсталляции» и пересборки гендера?

  4. Sophie Lewis: SERF ‘n’ TERF: Notes on Some Bad Materialisms.

    Описание: в этом эссе, посвящённом памяти жестоко убитой трансгендерной секс-работницы и активистки Ханде Кадер, Льюис анализирует близость секс-работы и трансгендерности в современном обществе, а также рассматривает и критикует позиции TERF и SWERF (феминисток, исключающих транс-женщин и секс-работниц). Прослеживая происхождение современных «радфем» и перечисляя основные пункты их риторики, авторка указывает на роднящее их с консерваторами представление о половом различии как о чём-то, что предшествует классовым отношениям. Природное тело, по их мнению, продолжает существовать где-то под капитализмом и патриархатом, и всё, что нужно — не позволить его коммодифицировать. Секс-работницы и транс-женщины в их представлении же воплощают политизированную и перформативную феминность — феминность, к которой, как считает Льюис, «радфем» испытывают отвращение, что делает их не только реакционными, но и мизогинными. В действительности, по мнению авторки, транс- и секс-работницы находятся на пересечении центральных противоречий капитализма, что делает их позицию революционной.

    Вопросы к тексту: Что объединяет секс-работниц и трансгендерных людей? Каким образом и те, и другие могут аппроприироваться неолиберализмом? В чём сходятся взгляды консерваторов и TERF на половое различие? В чём неоднозначность призывов TERF принять и полюбить своё тело? В чём «радфем» видят опасность трансгендерности и какие решения предлагают? Почему попытки концентрироваться на «покупателях» в дискуссии о секс-работе проблематичны? Что такое femme и каким образом анти-femme настроения проявляются у «радфем»? Что значит «быть женщиной» для «радфем» и анти-феминистов? Как они видят отношение тела и капитализма? В чём проявляется нигилизм и мизогиния TERF? Какое положение секс-работницы и транс-люди занимают в классовой борьбе?

Дополнительно

  1. Rosi Braidotti: Nomadic Subjects. Chapter 2: Body Images and the Pornography of Representation. Страницы 57–74.

    Описание: в этой главе Брайдотти, опираясь на понятие биовласти Фуко, прослеживает связь между возникновением анатомии, современными биотехнологиями и способами «сделать невидимое видимым» (такими как УЗИ), порнографией и фильмами с анти-абортной пропагандой, чтобы продемонстрировать, как пролиферация дискурсов о теле фактически заставляет это тело исчезнуть в современной культуре, лишает его материальности и реальных различий, и превращает его в игру множественных репрезентаций, что при этом способствует усилению эксплуатации.

  2. Helen Hester: Xenofeminism. 3. Xenofeminist Technologies. Страницы 70–138.

    Описание: в этой главе, продолжая развивать свою версию ксенофеминистского проекта, Хестер анализирует эмансипирующий потенциал технологий на примере Del-Em, простого в применении приспособления для регулирования менструации, которое феминистки 1970-х использовали для совершения нелегальных абортов. Авторка рассматривает возникновение и историю этой феминистской аппроприации технологий, а также несколько других примеров (гинекологическое зеркало, нелегальное приобретение гормональной терапии трансгендерными людьми) и размышляет о связи технологий, сообщества и освобождения.

  3. Marsha Saxton: Disability Rights and Selective Abortion.

    Описание:


13. Кооптация феминистской повестки

На заключительном занятии мы обсудим, как феминистские идеи оказываются присвоены капиталистическими или реакционными силами, и что левый феминизм может противопоставить этому процессу кооптации.

Список литературы

  1. Элизабет Бернстайн: Карцеральная политика как гендерное равноправие? “Торговля женщинами” и неолиберальная связка преступления, секса и прав.

    Описание: в этом обширном анализе Бернстайн показывает на примере феминистской борьбы с траффикингом, что современный феминизм часто активно сотрудничает с неолиберальными силами, способствует неолиберальной политике «управления через преступление», а также валоризирует слегка обновлённый идеал нуклеарной семьи, превратившись, таким образом, из эмансипаторной антикапиталистической и антигосударственной силы в нечто противоположное.

  2. Suvi Salmenniemi, Maria Adamson: New Heroines of Labour: Domesticating Post-feminism and Neoliberal Capitalism in Russia.

    Описание: в этой статье на материале женской литературы селф-хелп анализируются особенности постфеминизма в России. Авторки показывают, что постфеминистская субъектность состоит из противоречивых императивов, требующих как автономии, так и реализации через любовь и самопожертвование в отношениях с мужчинами. Авторки показывают, как в условиях неолиберализации женщины вынуждены прибегать к трём видам труда (труд личности, труд женственности и труд сексуальности), чтобы добиться успеха — в этой концентрации на добродетели труда они усматривают искажённое и отрицаемое, однако длящееся наследие советской идеологии.

  3. Gargi Bhattacharyya: Dangerous Brown Men. Chapter 1. The Misuse of Feminism in Foreign Policy.

    Описание:

  4. Дария Попова: Война, национализм и женский вопрос: поиск путей феминистского активизма в Украине.

    Описание:

Дополнительно

  1. Victoria Bernal, Inderpal Grewal: Theorizing NGOs: States, Feminisms and Neoliberalism. Feminisms and the NGO Form. Страницы 301–310.

    Описание:

  2. Nancy Fraser: Feminism, Capitalism and the Cunning of History. Краткий конспект этой статьи на русском языке можно найти здесь.

    Описание:

  3. Marjorie Jolles: Going Rogue: Postfeminism and the Privilege of Breaking Rules.

    Описание: